MEDIA ПРОФЕССИОНАЛЫ
MEDIA WORLD во всем мире

«Полароид 19 века» в работах фотографа нашего времени


Administrator

Administrator

в 12.09.2016 Просмотров: 632

- Артем, сегодня большинство фотографов гоняется за только что вышедшими новыми камерами, отслеживают новинки в приложениях, в программном обеспечении, стараться придумать новые «фишки» обработки. А ты возрождаешь технологии, которые существовали в 19 веке! Как это получилось? Как ты начал создавать амбротипы?

Работы в этой технике я увидел приблизительно лет 8 назад. Конечно, они произвели на меня сильное впечатление, и я стал собирать технику и материалы для этого процесса. И уже в 2012 году я смог начать создавать коллодионные фотографии.

- То, что ты делаешь, это полностью так же технология, какая существовала раньше? Или она адаптирована к современной действительности? Это очень сложная работа?

В своих работах я использую все те же технологии, что использовались и в середине 19 века. Вначале составляется коллодион—в спиртоэфирную смесь вводятся пироксилин с бромистыми и йодистыми солями в определенном соотношении. Затем готовятся стёкла: их начищают смесью мела и спирта, моют и сушат. Чтобы создать на поверхности пластины чувствительный к свету слой, на нее наносят коллодион. Затем пластина погружается в сенсибилизирующую ванну, в которой содержится раствор нитрата серебра. Происходит реакция обмена и на поверхности образуются галогениды серебра, которые обладают светочувствительностью. Затем пластина заряжается в кассету и транспортируется к месту съемки. В процессе съемки пластина экспонируется, на слое создается скрытое изображение, которое под действием проявителя становится видимым. Затем следует фиксирование, промывка и сушка. Для защиты от механических воздействий слой покрывают лаком. Наверное, нужна специальная камера для создания таких снимков? Для получения изображений нужна камера и объектив. Это может быть и узкоформатная камера «Зенит», и ультрабольшой формат 30х40см, 50х60см, и более. «Зенит» я использую для миниатюрных фото, которые вставляются в медальоны и заливаются эпоксидной смолой, а форматы от 30х40 см можно отнести уже к выставочному. Для каждой задачи нужен свой размер изображений, ведь в раннюю эпоху не было увеличения как такового. Так, имея камеру для большего размера пластин, можно изготовить адаптер на меньший. Камеры большого формата позволяют делать наклоны поля резкости и исправлять перспективу при съемках архитектуры. Попробовать снимать на коллодион может каждый, если имеются руки и смекалка.
Объективы для больших камер я нахожу сам на барахолках. Как правило, это оптические системы для проекций, они дают нужный рисунок.

- Артем, а что еще нужно, чтобы попробовать снимать на коллодион? Какие расходники, материалы, составляющие? Или что-то больше, чем просто техника?

В классической фотографии изображения создаются химическим путём и светом, поэтому для разных задач нужна масса веществ, которые собираются, как коллекция, с годами. Также важно освещение. Я предпочитаю использовать естественный свет, поскольку студийное импульсное освещение не очень подходит для этого способа и дает не проработанные тени и бедные градации. Для портретов идеален фотопавильон с прозрачной крышей на северную сторону—именно о таком я мечтаю. Конечно, для создания любых работ важен настрой и вдохновение. Спешка в этом случае недопустима. Важно все предусмотреть и продумать. Нужно иметь ввиду, что работа в этих техниках в большинстве случаев - это статика. Учитывая современный ритм жизни, порой эта задача осложняется.

- Все ли кадры получаются удачными? Много ли шансов испортить работу?

Естественно, не все кадры получаются. Иногда приходится переснимать. При съемке важно учесть спектральную чувствительность фотоматериала. Например, рыжие волосы получаются черными, веснушки тоже выявляются гораздо сильнее, загорелая кожа получается особенно тёмной. Часто приходится прибегать к помощи визажиста, который придаст нужный тон коже, скроет недостатки. Испортить работу можно на всех стадиях процесса, навык приходит с годами. Важна тотальная чистота и чутьё. Работая в ранних техниках уже достаточно долго,я каждый раз открываю для себя что-то новое, поскольку фотопроцессы - это одна из областей наук.

- Какие сюжеты ты выбираешь для своих работ?

Я снимаю абсолютно все: портреты, вещи, виды. Ограничивать себя и отдавать предпочтение чему-либо одному невозможно. Все зависит от времени, от людей, настроения. Для съемок в стилистике давно ушедших лет мы используем имеющиеся костюмы. В этом деле важно, чтобы в кадре не оказались люди в одежде из разных эпох. К сожалению, далеко не всегда удается подогнать современно выглядящего человека под костюм: в то время так усердно не загорали, не выщипывали такой формы брови, не накачивали губы и не носили настолько короткие волосы. Но еще важнее добиться от человека спокойной расслабленной позы, проникновенного взгляда и неподвижности во время съемки. Кто-то же, напротив, хочет быть запечатлен так, как он выглядит в повседневной жизни. Есть люди, которые специально из других городов приезжают, чтобы сняться в фотоателье. Как правило, это ценители прекрасного, творческие люди или те, кто хочет оставить после себя что-то вечное. Сейчас не так много мест, где можно сделать портрет именно в его классическом понимании, каким он был в 19 веке, когда появилась светопись.

- Артем, а где можно сделать такой портрет? Кстати, проходят ли у тебя выставки? Как планируешь расширять свою деятельность, развиваться дальше?

На летний сезон уже второй год в Суздале мы устраиваем летнее фотоателье, так мы возрождаем традиции портрета. Своей студии, к сожалению, пока нет. Но сейчас мы работаем над проектом интерактивного живого музея фотографии, в котором хотелось бы устроить фотосалон по всем канонам 19 века. Я думаю, интерес к классической фотографии будет расти и мне хотелось бы передавать свое мастерство и знания людям.
Над выставкой, которая должна состояться весной, я работаю уже в текущий момент, но основная тема пока не определена.

- На твой взгляд, можно ли совместить амбротипию и современную фотографию? Или, все-таки, это совершенно отдельное направление?

В своих работах я не использую только коллодионную фотографию, амбротипия—это лишь малая часть инструментов современного художника. Есть позитивные процессы на солях серебра и бессеребряные. Например, отдельного внимания заслуживает пигментный процесс, который на выставках мирового уровня ценится больше, чем бромосеребряная фотография из-за своей красоты.
 Я не сторонник того, что в классических процессах используются негативы, полученные на принтерах и других устройствах вывода, что сводит на нет всю художественную ценность работы. Цифровой тракт с его 256 градациями не способен передать все то бесчисленное количество полутонов, присущих аналоговой фотографии. По моим убеждениям, работа должна создаваться художником с нуля. Это тоже самое, как если бы живописец стал наносить краску поверх распечатанного на холсте цифрового изображения… печально, но такие прецеденты имеются. И напоследок, мне хотелось бы пожелать всем, кто решится заняться реконструкцией старых процессов и классической фотографией в целом - смелости, веры в себя, не бояться быть не модным и найти свой путь в удивительном и бесконечно интересном мире фотографии.

Справка от Артема: «Амбротипия» по-гречески значит «вечный отпечаток», так называется запатентованный Джеймсом Каттингом в 1854 году способ монтирования мокроколлодионных пластинок, который заключался в нанесении на слой с изображением канадского бальзама (именно им склеивают линзы между собой в оптических системах) и накрыванием вторым стеклом, благодаря чему слой оказывался в безвоздушном пространстве, что, как известно, способствует хорошим архивным качествам—именно поэтому и дано было название «вечный». Затем этот сэндвич закрашивался с оборотной стороны битумным лаком или черной краской, или же подкладывался черный бархат при монтировании пластины в специальный кейс. Со временем процедура была упрощена и пластины стали покрывать просто лаком на основе спирторастворимых смол. Сам изобретатель мокроколлодионного способа остался в стороне и не удосужился вовремя подать патент на регистрацию способа, дав возможность сделать это более предприимчивому бизнесмену Каттингу, который был поглощен тщеславием настолько, что изменил фамилию на «Амброуз». Изначально этот негативный процесс был открыт в 1851 году Фредериком Скоттом Арчером. Его метод позволял получать негативные изображения на стеклянной подложке, с которых впоследствии могло быть сделано неограниченное количество позитивных копий. В то время уже использовался способ с яичным альбумином в качестве связующего, но чувствительность этих слоев была настолько низка, что подходила только для съемки пейзажей. Мокроколлодионный способ же давал гораздо более чувствительные слои, что позволило использовать его и для портретов. Таким образом миру был открыт способ фотографирования, который постепенно вытеснил дагерротипию и оставался в широком употреблении благодаря своим замечательным градационным свойствам до начала 20 века, когда уже стали широко использоваться сухие броможелатиновые фотоматериалы. Весь процесс должен быть выполнен не более чем за 15 минут, иначе слой высохнет и не будет принимать обработку. Поэтому способ назван мокроколлодионным - все манипуляции с пластиной нужно производить, пока поверхность остается влажной. Нужно отметить, что амбротипия и её разновидность—ферротипия (тинтайп)—отличаются лишь типом подложки: стекло или окрашенный в черный цвет металл. Сама суть заключается в получении недоэкспонированного негатива. При этом выдержка становится короче, а проявитель используется более концентрированный. Проявление идет быстро и нужно вовремя его остановить. Именно такой негатив при наведении на черную поверхность и просмотре на отражение воспринимается как позитив. Эту особенность уже тогда заметили Арчер и Фрай, но не придали этому особого значения. Впоследствии амбротипия получила наибольшее распространение в Америке. Амбротипы на первый взгляд практически не отличались от дагерротипов и заказ можно было забрать в день съемки. Амбротипию в нашей стране так и называли—«Американская моментальная фотография», а сегодня ее называют «полароидом 19 века». Как видно, ранние фотопроцессы сложны технически, но результаты, которые можно получить с их помощью, действительно того стоят. Усовершенствовать процесс можно, но нужно всегда помнить, не отразится ли это на архивных качествах работы, ведь изображения, созданные 150 и более лет назад, дошли до нас вполне в отличном состоянии.

Интервью подготовила Анна Колесникова

Оценка:
1
0

Комментарии

Защита от спама * :

Введите символы на картинке